Я УСТАЛ, МНЕ БЫ УЙТИ. ЗАЧЕМ КАДЫРОВ ПОПРОСИЛСЯ НА ПОКОЙ

Я УСТАЛ, МНЕ БЫ УЙТИ. ЗАЧЕМ КАДЫРОВ ПОПРОСИЛСЯ НА ПОКОЙ

Для чего было делать 45-минутный агитационный ролик для человека, который, вроде бы, не готовится участвовать в выборах?

Рамзан Кадыров заявил, что подрос. И что у него, соответственно, вырос аппетит. Что Чечня для него уже тесновата — и он не прочь рассмотреть варианты. Заявил громко, на всю Россию. А в Кремле сделали вид, что не поняли — тоже публично.

Собственно, дело обстояло так: в воскресенье в эфир канала «Россия 1» вышла очередная программа «Действующие лица с Наилей Аскер-заде», героем которой стал глава Чечни. Формат программы в журналистской среде характеризуется лаконичным словом «паркет» (хотя порой выражаются и прямее — «гладкий язык»). То есть, предусматривает расшаркивание, ноль неудобных вопросов и тщательную режиссуру. Любопытно, что это лишь вторая передача из серии, причем предшественником Кадырова был министр финансов РФ Антон Силуанов, объяснявший, почему граждане, заглядывая в холодильник, видят не ту реальность, которую должны. В общем, беря во внимание, что программа выходит по воскресным вечерам, можно сказать, что в меню «России 1» появился очередной пропагандистский десерт.

В случае с Кадыровым получилось даже интересно. Интересно в том смысле, что неясно, зачем было делать 45-минутный агитационный ролик для человека, который, вроде бы, не готовится участвовать в выборах. Да и выборы, на минуточку, — президентские. А в них, как известно, победитель известен — и этого победителя Кадыров боготворит настолько, что, по его же словам, готов умереть.

При этом сам Кадыров выглядит как идеальный кандидат.

Эффективный менеджер — отстроил разрушенную войной Чечню (даром, что за федеральные дотации, зато видно, на что эти дотации потрачены) и восстановил сельское хозяйство.

Гений международного бизнеса: инвесторы в Чечню слетаются со всего Ближнего Востока. В республику вкладывают деньги Турция, ОАЭ, Иран, Саудовская Аравия и даже Израиль. Международная изоляция? — Нет, не слышали. Более того, санкции, говорит Рамзан, — это хорошо. Они заставляют людей работать. А что на Запад не пускают (он лично в списках с 2014 года — после Крыма, скромно замечает интервьюер) — так и не надо. И вообще, страдать за государство — это приятно.

Поборник традиционных ценностей — причем не только на словах. Причем в этом месте съемочная группа допустила прокол, который вряд ли был случайным. Слишком уж хорошо он вписывается в российскую традицию двоемыслия. За гомосексуализм в Чечне никого не обижают, говорит Кадыров — это, дескать, правозащитники выдумывают, чтобы гранты получать «оттуда». И минуту спустя выдает: в Чечне о таком даже говорить нельзя. В то же время, республика впереди России всей как по темпам прироста населения, так и по крепости браков.

Кумир молодежи: один из самых цитируемых российских блоггеров, с тремя миллионами подписчиков на инстаграмме. Причем отвечает им — сам! И в то же время, своих детей держит в строгости — в том, что касается гаджетов.

Покровитель спорта: и другим условия создает, и сам тренируется. Даже на диете сидит. В общем, выдающийся адепт культа ЗОЖ. И — любопытнейшая, учитывая внутрироссийские реалии, деталь: в кадре его спарринг-партнером выступает не кто-нибудь, а боец смешанных единоборств (ММА) Александр Емельяненко. Чей старший брат Федор, глава Союза ММА, в минувшем году неосмотрительно раскритиковал Кадырова за детские бои — за что впоследствии был вынужден извиняться. Это вообще традиция в России такая: извиняться за любое кривое слово в адрес главы Чечни — после профилактических бесед с уважающими его людьми, разумеется. В этом смысле очень показательный диалог между журналисткой и Александром: «Страшно, наверное, поднимать руку на главу Чечни? — Спортзал уравнивает всех!» В общем, посыл ясен.

Гроза врагов. Ну то есть, лично у него врагов нет — но они есть у ислама, народа и государства. И потому периодически мрут. Но без его участия. Ну как-то так. На Кадырова валят просто. Здесь крайне любопытен пассаж об убийстве Амины Окуевой и покушении на Игоря Мосейчука — дескать, это сами украинцы сделали, хотя кадры Мосейчука, стреляющего в портрет Кадырова, в программу попали. Мол, учтите, мы все будем отрицать, но все же все поняли, не так ли? А так, «чеченские националисты» — проблема отнюдь не чеченского лидера.

Притом Кадыров — «слуга царю, отец солдатам». В самом что ни на есть лермонтовском смысле. Тем более что царь-то… Человечище. Спаситель Чечни. Да что Чечни — всей России!

Вам этого мало? Ну тогда последнее — удар милосердия, так сказать. Кадыров — крутейший либерал. Во-первых, он призывает похоронить из милосердия похоронить чучело Ленина («чтобы бедолагу не мучать»). Причем молодежь с ним солидарна — в общем, будущее взывает. Потому что, если не похоронить его сегодня с почестями, завтра вынесут без почестей. Оцените слог.

Во-вторых, он готов разрешить многоженство тем, кому традиции позволяют. Нет, сам-то он вполне довольствуется одной женой, но если кому-то надо…

В-третьих, он опечален тем, что нынешние либералы — «никто и ничто» — не чета покойному Борису Немцову. Который был… Эх, сейчас таких не делают, словом. Что, как бы, доказывает: чеченцы к его убийству непричастны.

После такой прокачки даже человек, обладающий весьма стойким иммунитетом к телевизору, как минимум, должен недоумевать: как? Ну как же не поделиться таким талантом со всей Россией? Доколе?! А дотоле, отвечает Кадыров, доколе его вышестоящее руководство сочтет целесообразным. Так-то он уже готов. Засиделся уже. Нарулился — и мечтает оставить пост. Пора бы. В общем, «я устал, мне бы уйти».

Ответ из Кремля не заставил себя ждать. Путинский пресс-секретарь Дмитрий Песков без обиняков заявил, что Кадыров остается на месте — где Путин сказал, там и сидеть будет. Точка.

Любопытная получается история. Громкие сетования Рамзана Ахматовича — тем более на общем более чем комплиментарном фоне программы — всерьез воспринимать не стоит. Рамзан Ахматович хочет вырваться на федеральный простор: хотя он уже давно является персоной всероссийского масштаба, но ассоциируется лишь с одним регионом, а ему, похоже, хочется большего. Но Владимир Владимирович столь же громко — причем через посредника — его осаживает.

Возникает вопрос: что это было вообще? С чего вдруг «пехотинец Путина» взроптал? Начал свою игру? Или откатывает спущенный сверху сценарий? И если второе, на что указывают упорные попытки подправить имидж, — не пополнит ли он в новый срок Путина его молодую команду в Москве? Тем более что старую гвардию потихоньку отодвигают от дел, а некоторые допущенные к телу №1 и сами косячат будь здоров. Как накосячил в Луганске тот же Владислав Сурков, к примеру. Который, по легенде, при рождении звался Асламбек Дудаев.

А если одного подсанкционного чеченца заменить другим? Пусть не таким умным, но куда более харизматичным, более предсказуемым и лояльным? Какой славный вызов получится киевской хунте, Америке и здравому смыслу! И как знать, не станет ли это началом операции «преемник» — когда уже Путин займется цитированием Ельцина. Дословным.

Related posts