ССОРА С БЕЛГРАДОМ. НА ОБИЖЕННЫХ НЕ ТОЛЬКО ВОДУ ВОЗЯТ

ССОРА С БЕЛГРАДОМ. НА ОБИЖЕННЫХ НЕ ТОЛЬКО ВОДУ ВОЗЯТ

Скандал с обиженным Белградом мало чем угрожает Украине, кроме укрепления имиджа страны-скандалиста, что не очень хорошо перед встречей Волкера и Суркова.

Дипломатический скандал между Украиной и Сербией усиливается на фоне «клинча» Варшавы и Киева. Резкое интервью посла Александра Александровича изданию Balkan Insight оскорбило Белград до глубины души. До такой степени, что в МИД Сербии пригрозили нормами Венской конвенции — то есть, очевидно, статусом персоны нон-грата для украинского посла.

Киеву есть что предъявить Сербии в части, касающейся участия граждан европейской страны в конфликте на Донбассе на стороне прокремлевских сепаратистов. Этот вопрос нужно и даже должно решать, однако не прямыми методами воздействия. «ДС» писала ранее, что то, что сказал Александрович, не мог позволить себе заявить дипломат. Советский стиль дипломатии, как прекрасно иллюстрирует МИД РФ и его глашатаи в Совбезе ООН, лишает гибкости переговоры, провоцирует эскалацию, а не наоборот. Для этого есть развернутый инструментарий, в том числе с использованием международных площадок, контактов с другими европейскими странами и т. д.

Дипломатические жесты

И что же делает Украина? Министр иностранных дел Павел Климкин отозвал посла 7 ноября для проведения консультацией. Согласно той информации, которую дает сайт МИДа, ключевое внимание они уделили именно сербским наемникам и соблюдению Сербией международно-правовых обязательств в сфере борьбы с терроризмом, а также постоянным контактам сербов с «властями» аннексированного Крыма. МИД также выразил надежду, что «сербская сторона будет придерживаться декларируемого ею принципа уважения суверенитета и территориальной целостности Украины в рамках международно признанных границ». Ну и напоследок (это вызывает некоторый оптимизм) Климкин с Александровичем договорились, как действовать с «европейскими друзьями и партнерами». Вполне вероятно, что под европейскими друзьями и партнерами имеется в виду не столько Сербия, сколько страны — члены Евросоюза, в который Сербия (по крайней мере половина населения) жаждет интегрироваться.

Белград понимает прекрасно, что от дружбы с Кремлем не отвертеться. Или попросту не считает необходимым за это оправдываться. А потому сосредоточился на более очевидных обвинениях в свой адрес со стороны Киева — касаемо присутствия сербских боевиков в ОРДЛО.

На следующий день — 8 ноября — сербский коллега Климкина Ивица Дачич поступает зеркально: вызывает для консультаций посла Сербии в Украине Раде Булатовича. Говорить будут о том же, что и Климкин с Александровичем, но с точностью до наоборот. Внешнеполитическое ведомство Сербии уже для проформы заявило, что они поддерживали и поддерживают территориальную целостность Украины.

Комментируя вопрос о сербских наемниках, МИД республики заверил: «Сербия приняла ряд конкретных шагов по преследованию сербских граждан, воюющих за рубежом, включая Украину, чем продемонстрировала приверженность своим международно-правовым обязательствам».

Но, как и ранее, Белград не устоял перед соблазном вернуть обвинения, припомнив Киеву участие украинских наемников в действиях против сербов в Хорватии, что «Сербии хорошо известно». И мало кому известно вне Сербии — за исключением России и ватных ресурсов. Дачич все же надеется, что стороны смогут как-то пережить весь этот конфликт, который продолжает вскрывать пласт проблем в двухсторонних отношениях. Да и с отзывами послов не все до конца ясно. То ли украинское Министерство иностранных дел таким образом действительно продемонстрировало недовольство и готовность развивать тему с наемниками, не наказывая посла, то ли на самом деле провело ротацию, о которой сербской стороне забыло сообщить. Там же приняли вызов и отозвали Булатовича.

При чем тут Славяносербия

Сейчас еще более остро стоит вопрос, что Киев намерен делать дальше. Первый вариант — консервация ситуации с вялыми взаимными упреками, поскольку пока прямого решения конфликта нет, а пойти на примирение не позволяют уже озвученные претензии и, собственно, принцип. Ну, тогда это патовая ситуация, из которой может вывести украинцев и сербов рефери из Брюсселя, либо же через полгода-год скандал уберут в архив. В любом случае при таком раскладе следует ожидать продолжающихся поездок сербов на Донбасс.

Воспрепятствовать этому на 100% Белграду попросту не по силам. Даже Беларусь с ее авторитарным руководством этого сделать не может (не хочет), а Сербия и с сильным влиянием имперских — российских и сербских — идей остается страной с типично европейским подходом к свободе выбора. Если серб захочет поехать на Донбасс, он поедет. Нарушит закон. Может, потом будет отвечать на родине за нарушение соответствующего закона, принятого в 2014 г. Потому можно добиваться более тесного сотрудничества с Белградом в вопросе идентификации и наказания таких «добровольцев», но не требовать жестких превентивных мер.

К тому же есть риск, что появится дополнительная мотивация для сербов поехать на Донбасс, когда или если начнет тиражироваться информация о притесняемых этнических сербах по опробованной Кремлем модели в отношении «русских». Согласно переписи за 2001 г., сербов в Украине было 623, и с 80-х годов прошлого века их численность постоянно снижалась. Пририсовать нули не проблема — как не проблема вбросить тезис о восстановлении исторической справедливости. Снегири, как говорится, в помощь. В общем, достаточно реальный сценарий, с учетом мощной российской пропаганды в Сербии. В конце концов, колонисты-сербы и в самом деле получили от Российской империи «в вечное владение» земли между Луганью и Северским Донцом, так называемая Славяносербия (в Луганской области есть районный центр Славяносербск — сейчас на территории ОРЛО). И сейчас радикалы вроде Воислава Шешеля, которого обвиняли в совершении военных преступлений, активно развивают эту тему.

Еще из всей этой неприятной межгосударственной ссоры можно вынести следующее: скандал разворачивается подозрительно аккурат под встречу спецпредставителя Госдепартамента США по вопросам Украины Курта Волкера и помощника президента РФ Владислава Суркова, которая пройдет 13 ноября. Плюс накладывается разгоняемый российскими СМИ фейк о разрыве дипломатических отношений Киева и Москвы. Фактически Украине конструируют имидж государства с незрелой, непродуманной, «обидчивой», излишне эмоциональной дипломатией. Отсюда вывод: какой смысл так цепко держаться за украинцев и помогать им, если они в один момент могут перечеркнуть все достижения.

Немного конспирологии

Но есть смысл взглянуть на весь этот скандал под несколько иным углом. Для этого вспомним заговор с целью убийства премьера Черногории Мило Джукановича и атаки на парламент 16 октября 2016 г. Заговор не состоялся, а сербско-российский след унюхали сразу несколько спецслужб. 2 ноября политолог Тарас Березовец написал в Facebook, на первый взгляд (да и на второй тоже), фантастическую историю о том, что переворот помогла предотвратить СБУ, передав западным спецслужбам данные о более чем 30 участниках заговора, которые были в числе наемников, воевавших под знаменами недореспублик ЛДНР. Как писала «ДС«, информационное партнерство могло иметь место, учитывая, что есть данные об участии 250-300 четников в крымско-донбасских событиях. В 2014 г. они вернулись домой, так что… Все возможно, если у организаторов заговора были выходы на наемников.

Есть основания предположить, что дипломатический скандал стал и следствием, и косвенным подтверждением сотрудничества украинских спецслужб с европейскими коллегами. Если это так, то отсюда следует очень простой вывод: формат гибридной войны получил новый уровень развития, поскольку между угрозой разрыва дипотношений и операцией спецслужб есть намек на прямую связь. Безусловно, это лишь версия — и, возможно, даже конспирологическая. Однако мотив «скандальной мести» Белграда вполне  вписывается в текущие события.

Related posts