СЕПАРАТИСТКИЙ ПАСЬЯНС. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ОККУПАЦИИ ЛУГАНСКА СИЛАМИ ДНР

СЕПАРАТИСТКИЙ ПАСЬЯНС. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ОККУПАЦИИ ЛУГАНСКА СИЛАМИ ДНР

Схватка за власть в ЛНР ребром ставит вопрос о выживании причудливого образования.

Когда, центр Луганска перекрыли люди с белыми повязками на рукавах и в военной форме «горка», которая, судя по ее новому виду, еще недавно лежала на полках «военторга», стало понятно, что дело это нешуточное. При виде всей этой луганской «движухи» Москва застыла в позе мима, покрытого серебрянкой и стоящего на центральной улице в ожидании копеечки. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, узнав о происходящем в «лаоской народно-демократической республике» (по терминологии Лаврова), от комментариев решил воздержаться.

На данный момент произошло то, что давно должно было произойти. Аналитические исследования, проведенные недавно, очень точно показали, что «осколок» в виде неподконтрольных районов Луганской области (ЛНР), в отличие от ДНР, является даже в краткосрочной перспективе абсолютно нежизнеспособным. Его сохранение в качестве отдельного субъекта минского переговорного процесса объясняется лишь одной причиной: в РФ сохраняют надежду на включение этих территорий в политическое тело Украины на основании специального закона.

А для этого необходимо сохранять луганский политический «титул» территорий, ведь включить в состав Украины новообразование в виде Новороссии без изменений действующей Конституции не получится.

Экономические показатели ЛНР (если рассматривать их как потенциально возможные) можно оценить следующим образом: примерно 20 млрд грн товарной продукции (до $0,8 млн в год), фонд оплаты труда 2-3 млрд грн, и численность штатных работников — до 60 тыс. человек. Экспортный потенциал региона — исключительно уголь и металл (в случае частичного функционирования Алчевского металлургического комбината), объем экспорта — в пределах $0,5 млрд, из которых $0,2 млрд — уголь.

На данный момент, Украина не закупает уголь в ЛНР, хотя он был замечен, например, в Польше. Железнодорожное сообщение с подконтрольными территориями заблокировано. А на грузовом автомобильном транспорте много угля не вывезешь. Во всяком случае, при экспорте «мешками» территорию с населением в 1,4 млн человек особо не прокормишь. Таким образом, без поставок угля на территорию Украины жизнеспособность ЛНР как целостного территориально-промышленного района стоит под большим вопросом. Даже с учетом российский социальных дотаций, которые можно оценить на уровне $200-250 млн в год, или до 15 млрд руб., маргинализация квазигосударственных институтов на данных территориях неминуема, как и затопление местных шахт грунтовыми водами.

Что касается дальнейших событий, то здесь, как это принято говорить, возможны варианты. И все они упираются в тот или иной финиш минского процесса, который состоится не позднее выборов президента РФ в марте 2018 г.

Если РФ по экономическим (оптимизация расходов) и/или политическим (невозможность впихнуть ОРДЛО в Украину) соображениям все же решится на приднестровский сценарий на Донбассе, то тогда ей уже не нужна вывеска в виде ЛНР. И данный анклав подлежит «припочкованию» к более жизнеспособному «пню» в виде ДНР. Для Украины — это, с одной стороны, будет означать заморозку конфликта, а с другой — более нежизнеспособную модель нового «гибрида», ведь при слиянии «удовлетворительного» и плохого, получается ужасное, а не нормальное. То есть ДНР придется решить, как прокормить 443 тыс. пенсионеров ЛНР при полном отсутствии даже минимальных местных доходов. Кроме того, в ЛНР часть промышленных активов принадлежит крупному российскому бизнесу, а значит, такие формы работы с инвесторами, как «национализация» и введение временных администраций, применяться не могут. Речь идет в первую очередь об Алчевском территориально-промыщленном районе, который включает в себя Алчевский металлургический комбинат и Алчевский коксохим. Потенциально, алчевский промышленный остров может генерировать до $1,5 млрд валового дохода, но это только в том случае, что он будет интегрирован в систему легальной украинской экономики. В случае реализации приднестровского сценария стоит ожидать полную деградация кадиевской (стахановской) и алчевской городских агломераций. Угольные месторождения Антрацита и Ровеньки в таком случае будут интегрированы в квазигосударственную систему угледобычи ДНР с централизованной системой управления из Донецка и легализованными каналами сбыта угля через фирмы-прокладки в РФ.

Можно, конечно, представить и другой, несколько фантастичный вариант ликвидации ЛНР. В Москве может вызреть план, как подарить Украине троянского коня в виде ЛНР. Выглядеть это буде примерно так: за считанные дни вся система безопасности, выстроенная россиянами, будет спешно демонтирована, и Украине будет по умолчанию предложено взять ситуацию под свой контроль. Учитывая реальные квазимилитарные силы в Луганске, сделать это будет не так уж и сложно. После чего россияне открыто «посоветуют» Киеву выполнить «Минск» в отдельно взятом Луганске. Можно только представить, с какими трудностями нашим властям придется там столкнуться, учитывая, что до сих пор так и не созданы ни законодательные, ни исполнительные инструменты пацификации этих территорий. Лучшего случая продемонстрировать беспомощность Киева в практической имплементации минских соглашений трудно себе представить. В это же время российский бизнес получит возможность расконсервировать свои производственные мощности в Алчевске. Для Украины это будет означать увеличение экспортной выручки и ВВП примерно на $1 млрд в год (+1% к росту ВВП). На практике это будет означать замену непосредственного военного влияния России в регионе на экономическое. Однако такой сценарий будет воспринят как политическое поражение Путина (хотя, конечно, российский пропагандисты могут «продать» своим гражданам все что угодно), а поэтому выглядит нереальным.

Поэтому, скорее всего, вывеска «ЛНР», скорее всего, на данном этапе еще будет сохранятся определенное время, хотя для ее списания в утиль есть все экономические предпосылки.

Related posts