ПАНАМСКИЙ ВОЗВРАЩЕНЕЦ. КОМУ КАСЬКИВ ПРОТАПТЫВАЕТ ДОРОЖКУ В УКРАИНУ

ПАНАМСКИЙ ВОЗВРАЩЕНЕЦ. КОМУ КАСЬКИВ ПРОТАПТЫВАЕТ ДОРОЖКУ В УКРАИНУ

Странная экстрадиция бывшего главы Госкоминвестпроекта Владислава Каськива может оказаться своеобразной разведкой боем и практической откаткой схемы по возвращению в Украину экс-«регионалов».

Скрывавшийся от украинского правосудия в течение боле чем трех лет, а последний год проживший в Панаме под условным арестом, Каськив в ночь на 1 ноября неожиданно оказался в Украине и уже буквально через несколько часов был освобожден из-под стражи под миниатюрный залог в 160 тыс. грн, пишет ДС.

Вся эта стремительная экстрадиция сначала сопровождалась горделивыми комментариями Юрия Луценко, дескать, Украина добилась передачи такой крупной коррупционной рыбы времен Януковича. Однако, как выяснилось после, оснований для гордости не слишком уж много. Во-первых, в ГПУ подтвердили, что Каськив сам попросил власти Панамы экстрадировать его в Украину, ну или как минимум был совсем не против экстрадиции. Во-вторых, Каськив сам оплатил свой перелет на другой континент. В-третьих, как заявил Юрий Луценко, Каськив не идет на контакт со следствием и от сделки с ГПУ отказался, что звучит более чем странно на фоне особенно нежного решения суда.

Одним из решающих факторов быстрого решения об освобождении Каськива стало то, что экс-чиновник оплатил 7,5 млн грн, в растрате которых его обвиняет ГПУ. Дело касается фиктивного контракта на оказание рекламных услуг на указанную сумму в 2012-2013 годах, за что Владислав Владимирович подозревается сразу по двум статьям — «завладение чужим имуществом путем злоупотребления служебным лицом своим служебным положением в особо крупных размерах» и «служебный подлог». И хотя возмещение материального ущерба как бы и не освобождает Каськива от ответственности, он заплатил в бюджет 7,5 млн, как он сам пояснил, «чтобы остановить спекуляции».

Но самый интересный момент кроется в другом. Каськив утверждает, что в договоренностях об экстрадиции его из Панамы украинское государство гарантировало, что не будет выдвигать ему никаких новых обвинений, кроме тех, которые содержатся в заявлении об экстрадиции. Как известно, дело о 7,5 млн. — это лишь один из эпизодов бурной биографии Каськива. Помимо этого дела, ему инкриминируют хищения государственных средств на сотни миллионов, однако, как пояснил генпрокурор Юрий Луценко, сейчас «расследуется только один эпизод» о 7,5 млн, а остальные дела как бы «существуют», но «подозрения еще никому не предъявлялись», а это означает, что, если Украина выдвинет Каськиву новые подозрения, то нарушит собственные международные гарантии. А это, скорее всего, обернется тем, что Украине больше никого вообще не выдадут. Так что все заверения Луценко о других делах против Каськива выглядят не слишком убедительно.

Чем закончится для Каськива дело о 7,5 млн, пока предсказать достаточно сложно. Однако, учитывая возмещение убытков и полную лояльность суда в вопросе избрания меры пресечения, есть все основания предполагать, что подобная лояльность будет наблюдаться и при рассмотрении дела по сути, и Каськив отделается малой кровью.

Таким образом, вырисовывается крайне интересная картина — Владислав Владимирович вернулся на родину с минимальным риском получить тут реальный тюремный срок. И крайне сложно предположить, что возвращение на столь мягких условиях произошло без каких-то договоренностей с украинской властью. Чем заплатит Каськив за возможность вернуться на родину, пока можно только гадать. Но нас в данном случае интересует другой момент — схема экстрадиции Каськива имеет все шансы стать прецедентом, по которому в Украину могут вернуться и другие деятели времен Януковича, находящиеся сейчас в бегах.

Предположим, что некий бывший украинский чиновник, скрывающийся сейчас в России, едет в какую-то третью страну. Панама вполне сойдет, но может быть и какая-нибудь другая латиноамериканская страна. Там его задерживают, выпускают под залог, и пока чиновник нежится на местных пляжах, Украина начинает договариваться об экстрадиции. При этом в запросе указывается какое-нибудь не слишком тяжелое уголовное производство, а сама экстрадиция происходит на «условиях Каськива», то есть с обязательством не выдвигать никаких обвинений, кроме тех, что указаны в запросе на экстрадицию. После чего чиновник прибывает в Украину, где, заплатив некую мзду в бюджет, предстает перед украинским судом без особого риска сесть в тюрьму.

Если дело о 7,5 млн Каськива завершится в суде благоприятно для последнего, то можно будет считать, что схема рабочая и может быть применима к кому-то еще. Разумеется, фигуры калибра Януковича, Азарова или даже Владимира Олийныка вернуться в страну по такой схеме не смогут никак, а вот персонажи масштаба Каськива получат свой шанс. Первый, кто приходит на ум из возможных последователей Владислава Владимировича, — это отец судебной реформы Януковича Андрей Портнов. Он, кстати, сейчас активно поддерживает Каськива через соцсети, явно выказывая заинтересованность судьбой экс-главы Госкоминвестпроекта. К тому же к Портнову каких-то слишком серьезных претензий у украинских правоохранителей пока нет. Формально Портнов как-бы может вернуться в Украину, однако нет никаких гарантий, что дело против него не будет возбуждено сразу по прибытии. Если же он будет экстрадирован по «схеме Каськива», то гарантированно получит не слишком опасное подозрение, но вместе с ним и гарантию отсутствия подозрений опасных за старые грехи.

Кроме Портнова, за пределами Украины можно найти и других деятелей времен Януковича, потенциально желающих вернуться в Украину, например, Сергей Арбузов или Александр Клименко. Так что не исключено, что в не слишком далеком будущем мы станем свидетелями новых странных экстрадиций.

Related posts