МИРАЖИ САУДИТОВ. КАК ДОРОГО ПРОДАТЬ УКРАИНУ САУДОВСКОЙ АРАВИИ

МИРАЖИ САУДИТОВ. КАК ДОРОГО ПРОДАТЬ УКРАИНУ САУДОВСКОЙ АРАВИИ

Украина планирует привлекать саудовские инвестиции. То, что кэша у саудитов много, знают все. Но почему саудиты должны давать нам свои деньги?

После путешествия президента Петра Порошенко в Саудовскою Аравию, были подписаны протоколы о взаимном сотрудничестве. В частности, Украина планирует привлекать саудовские инвестиции. То, что кэша у саудитов много, знают все эксперты, включая киевских таксистов. Но почему саудиты должны давать нам свои деньги, даже если у них «золотых монет» как звезд на восточном небе? Тем более, что на данный момент, Украине не удается привлекать больше $2-3 млрд прямых иностранных инвестиций в год. Да, для ближневосточной страны — это смешная сумма, с такого портфеля инвестиций, как «на кошечках», учат вкладываться малолетних внучатых племянников короля. Но тем, не менее, деньги в арабском мире считать умеют и за один украденный риял могут превратить обидчика в «однорукого бандита»… Тем не менее, окно возможностей на Ближнем Востоке для Украины распахнуто как никогда.

Если проанализировать структуру нашего торгового оборота с Саудовской Аравией, Украина имеет существенный торговый профицит в размере $193 млн: по итогам января-августа 2017-го, наш экспорт составил $319 млн, а импорт — $126 млн. В то же время, настораживает динамика: украинский экспорт в этом году по сравнению с аналогичным периодом прошлого, упал на 8%, а импорт, наоборот, вырос на 37,5%. Среди основных товарных групп, которые мы поставляем в Саудовскую Аравию, выделяются поставки зерновых в размере $159,6 млн, растительного масла — $24,5 млн, черных металлов и изделий из них — 92,6 млн. В структуре импорта прогнозируемо выделяются поставки нефти и химической продукции — $43 млн, полимерных материалов — $77,5 млн.

С одной стороны — это торговый «мизер», а с другой — почти такой же торговый оборот зафиксирован между Саудовской Аравией и РФ, которая не первый год «полирует» ступени престола в Эр-Рияде… Тем не менее, торговый оборот с саудитами, в отличие от той же Индии, никогда не станет для Украины драйвером экономического роста. Ключ успеха лежит в плоскости инвестиций и взаимных бизнес-проектов.

Саудовская Аравия в ближайшие десятилетия станет одним из ключевых центров «финансовой силы» и инвестиционного притяжения. Нефтяной век завершается и вовсе не потому, что исчерпываются запасы нефти. Этот суровый экзамен для стран экспортеров, со всей беспристрастностью продемонстрирует, кто из них создал действительно жизнеспособные экономические модели, умело распорядившись нефтяным подарком небес, а кто просто жил все это время на нефтяной игле, без которой, клиническая смерть наступить в момент истощения «капельницы».

Свой путь успеха без опоры на нефть начинают и саудиты. Саудовская Аравия крупнейший экспортер нефти в мире. Долгое время саудиты соперничали с РФ за первое место в рейтинге стран-экспортеров: в 2016 году королевство с объемом в 585,7 млн тонн вышло на первое место. Нефтедобыча формирует 95% экспорта и 75% общих доходов страны. В то же время, достаточно высокая численность населения (до 30 млн человек из которых до 30% — трудовые мигранты) и большая территория (в сравнении с другими странами Персидского залива) заставляют саудитов быть немного бОльшим, чем простой набор эмиратов.

Следующий этап — создание эффективного и конкурентоспособного третичного уровня экономики в виде сферы услуг, корпоративного управления, медицины, образования, науки, информационных технологий, биотехнологий. Сюда необходимо также включить развитие альтернативных источников энергии: солнечной и ядерной, реализацию космических и ракетных программ. Саудиты уже сейчас приступили к сотрудничеству с американской компанией Apple в сфере информационных технологий и планируют создать совместные проекты в других странах. В качестве примера, можно взять совместный паевой венчурный фонд, который планируют создать РФ и Саудовская Аравия в размере $10 млрд. В ближайшие годы, данный ПИФ планирует начать реализацию в России десяти проектов, каждый капитализацией в один миллиард.

В итоге, в Саудовской Аравии должна появиться транснациональная модель управления инвестиционными проектами, эффективным вторичным сектором экономики и третичным инновационным сектором услуг, с которыми будут интегрированы современные сегменты медицины, образования и науки.

В связи с этим, вопрос, дадут ли нам саудиты денег или нет, в корне неверный. Правильная позиция: что мы может предложить им, учитывая перечисленные выше этапы «диверсификации будущего».

Основной интерес для нас представляет привлечение саудовских инвестиций в украинские проекты. Первое, что приходит на ум экспертам — это сотрудничество в аграрном секторе. Казалось бы, тут интересы Украины как экспортера и Саудовской Аравии как импортера должны полностью совпадать. С целью экономии водных ресурсов, королевство решило полностью отказаться от выращивания собственных зерновых. Для удовлетворения внутренних потребностей в продовольствии, саудиты планируют осуществлять инвестиции в аграрные проекты других стран с целью реэкспорта сырья на внутренний рынок.

Маркетинговые оценки емкости их рынка (оценки продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО)) фиксируют потребность в импорте 14-15 млн тонн зерна, в том числе: пшеницы — до 3 млн тонн, кукурузы — до 2,5 млн тонн, ячменя 7-8 млн тонн. Последняя зерновая культура уже в значительной мере закрывается поставками из РФ. Что может принести Украине создание совместных проектов по выращиванию пшеницы и кукурузы? До $500 млн тонн за реэкспорт первой и до $450 млн — за поставки второй. И это лишь в том случае, если мы закроем 100% потребностей Саудовской Аравии (что априори невозможно) и цены на зерно не будут падать (не факт). Реально, совместный проект в аграрном секторе может генерировать финансовый поток в размере $100-200 млн в год, и то при условии подключения в него других видов продовольственных товаров. Такие проекты могут быть реализованы при условии создания прозрачного рынка земли и защите прав собственности на нее, в том числе — иностранных инвесторов (а здесь ожидается очень жаркая дискуссия).

Что касается иных направлений сотрудничества, то наибольший интерес у саудитов могут вызвать проекты связанные: а) с инфраструктурой; б) инновационными возможностями Украины в) третичным сектором экономики г) возможностью интеграции с рынком ЕС.

Что касается инфраструктурных проектов, речь идет о долгосрочных, масштабных инвестиционных объектах, которые могут гарантированно приносить фиксированную ренту. К таковым можно отнести: частичную приватизацию железных дорог. Создание компании по эксплуатации и строительству части магистрального транспортного коридора «Шелковый путь» (в части его прохождения по территории Украины), а также аналогичный проект балто-черноморского транспортного коридора, который может включать в себя не только перевозку грузов с помощью железных дорог и автомобильного транспорта, но и с помощью речных судов, по Днепру.

В сфере энергетики, саудитов может заинтересовать проект создания в Украине замкнутого ядерного цикла, включая добычу урана, производство ядерного топлива и захоронение ядерных отходов. Кроме того, целесообразно обсудить участие инвесторов в модернизации нашей атомной энергетики, включая строительство энергомостов для экспорта профицита электроэнергии на рынок ЕС.

Что касается инновационных возможностей, то здесь широкие перспективы открываются в создании технологических парков и полигонов на базе украинских учебных и научных заведений, в первую очередь в сфере информационных технологий и биотехнологий. Экспорт украинского цифрового «сырья» — это та наживка, с помощью которой удастся «поймать» арабский интерес, ведь производство конечного продукта они хотят оставить себе. Но для нас — это прекрасная возможность. Тем более, что возможности выхода Саудовской Аравии на готовый продукт пока вызывают определенный скепсис и Украина должна быть готова в нужный момент предоставить свои услуги и в этом направлении.

Существенный интерес у саудитов вызывают инвестиции в медицину и привлечение частного капитала в компанию, которая будет оказывать страховые услуги на этом рынке в масштабах всей страны. Для запуска страховой медицины в Украине нужен финансовый донор, который бы обладал, с одной стороны резервным капиталом в размере не менее $1 млрд, с другой — инвестиционными возможностями перекрывать кассовые разрывы, которые будут возникать в страховой медицине в течение минимум пяти лет, а для этого потребуется еще примерно $5 млрд. С другой стороны, эти инвестиции могут обеспечить инвестору «вечную» ренту в размере до 10% в год. Такие длинные ресурсы и в таком количестве, для нас есть только на Ближнем Востоке.

Но наибольший интерес для саудитов, учитывая что свои проекты они доверяют либо себе, либо первоклассным лондонским банкам, представляет интеграция их банков в украинский финансовый сектор. Исламский банкинг имеет ряд особенностей, например, там нет такого понятия как процент (неважно, по кредиту или депозиту). Процент у них заменяет доля в прибыли от реализации совместного проекта. Уже много лет, инвесторы из стран Персидского залива зондируют почву на счет возможности открытия в Украине мусульманского банка (возможно без права обслуживания населения, а лишь корпоративного сектора). Для этого, в Украине необходимо создать некий прототип экстерриториальной свободной финансовой зоны, где эти банки могли бы функционировать. Законодательство ЕС и Великобритании ограничивает возможность участия арабского капитала в деловых финансовых «сити». С помощью Украины, арабские инвесторы смогли бы зайти в Европу, так сказать, с черного хода, при чем, без всяких ограничений и по понятным им правилам.

Related posts