КОСТЬ В ГОРЛЕ. ПУТИН СОВЕТУЕТ ТРАМПУ «ИРАНСКИЙ СЦЕНАРИЙ» ДЛЯ КНДР

КОСТЬ В ГОРЛЕ. ПУТИН СОВЕТУЕТ ТРАМПУ «ИРАНСКИЙ СЦЕНАРИЙ» ДЛЯ КНДР

В очередной раз россияне и КНДР сработали синхронно: как только в Москве заикнулись об апокалиптическом сценарии на Корейском полуострове, в Пхеньяне для нагляности запустили новую ракету.

Комитет начальников штабов Южной Кореи заявил о запуске в ночь на среду (вечер в Киеве, день в Штатах) Пхеньяном новой баллистической ракеты. Информацию оперативно подтвердили в Токио и Вашингтоне. Южнокорейское агентство Yonhap проинформировало, что ракета, выпущенная из прилегающей к столице КНДР провинции Пхенан-Намдо, пролетела 960 км, достигнув высоты 4,5 тыс. км. Схожие данные озвучили в японском оборонном ведомстве, сообщив, что МБР упала в 250 км от северной префектуры Аомори, т.е. в пределах исключительной экономической зоны Японии.

Также министр обороны Японии Ицунори Онодэру отметил, что приказа сбивать северокорейскую ракету не поступало, поскольку она не могла упасть на территорию страны или в территориальных водах. Хотя на самом деле японцам попросту нечем было бы это делать. Премьер-министр Синдзо Абэ в свою очередь потребовал проведения экстренного заседания Совета Безопасности ООН. «Необходимо, чтобы международное сообщество полностью придерживалось санкционных мер в отношении Северной Кореи», — подчеркнул он.

Штаты под прицелом

Токио взволнован не просто так. Новым испытанием северокорейской МБР крайне обеспокоены и в Вашингтоне. Так, глава Пентагона Джеймс Мэттис обратил внимание на высоту полета: «Северная Корея примерно два часа назад запустила межконтинентальную баллистическую ракету. В этот раз она летела выше, чем в ходе всех прежних запусков…В целом я хочу сказать, что Северная Корея продолжает предпринимать попытки создать оружие, которое угрожает миру в регионе и во всем мире, в частности, Соединенным Штатам».

Американский министр обороны абсолютно прав, что теперь ракеты КНДР, пусть и имеют еще проблемы с двигателями возвращения в атмосферу, но уже сформировались в качестве полноценной угрозы для США. Как пишет для Union of Concerned Scientists физик Дэвид Райт, если бы Пхеньян запустил МБР не в тестовом режиме, а по нормальной боевой траектории, то ракета могла бы поразить цель в любой точке континентальнуой части Соединенных Штатов и даже некоторых островов Карибского моря — пролететь 13 тыс. км. Теперь КНДР представляет еще большую угрозу, наращивая темп подготовки ракеты с ядерной боеголовкой.

Из сообщения «Центрального телеграфного агентства Кореи» (ЦТАК) стало известно, что, во-первых, запущенная во вторник ракета — это «Хвансон-15», способная нести ядерную боеголовку. Во-вторых, государственные СМИ КНДР подтвердили, что «Хвасон-15» может поразить всю материковую Америку. В-третьих, подчеркнули, что приказ отдавал лично Ким Чен Ын (а кто еще, собственно?). И в-четвертых, Пхеньян заявил, что страна «реализовала великую историческую задачу, завершив создание государственных ядерных сил». Ядерная угроза очерчена. Сам пуск можно воспринимать как ответ на внесение Северной Кореи Штатами в список стран-спонсоров терроризма, а также на военные учения и наращивание присутствия американских ВМС в регионе. В КНДР при этом называют себя «ответственной ядерной державой» и «миролюбивым государством», что в совокупности с исключительно показательным тестированием «Хвансон-15» допускает предложение Западу сесть за стол переговоров с целью ослабления/отмены санкций. Что устроило бы и Москву, хотя перманентная угроза со стороны Северной Корее даже более выгодна россиянам.

Российский фактор

В очередной раз просматривается определенная синхронность в действиях между россиянами и КНДР. Буквально накануне, 27 ноября, замглавы МИДа РФ Игорь Моргулов на полях Азиатской конференции дискуссионного клуба «Валдай» в Сеуле заявил, что Москва предложила Соединенным Штатам дорожную карту по КНДР, одним из пунктов которой является прямой диалог. С подачи Моргулова, Россия вообще якобы сдерживает Северную Корею, но Вашингтон «пытается дестабилизировать ситуацию, устраивая учения с Южной Кореей». Потому, как утверждает зам Лаврова, «существует апокалиптический вариант развития событий в этом регионе». «…очень надеюсь, что хватит здравого смысла у регионального сообщества, чтобы этот негативный сценарий не реализовался», — добавил он.

Как только Москва озвучила свой пессимистический прогноз, Ким занялся его реализацией. Чего в России явно ожидали, поскольку очень быстро после запуска МБР появились развернутые, прописанные комментарии говорящих голов из России. Небезызвестный первый замглавы комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич отметил, что пуск — попытка проследить реакцию Вашингтона, у которого, как надеется российский сенатор, «достаточно мудрости, чтобы воздержаться от каких-то ответных действий». «Мир сегодня достаточно хрупок, чтобы испытывать его на прочность. Россия готова дать резкий отпор по всем линиям, в том числе через институты ООН, любым попыткам осложнить ситуацию в мире, от кого бы они ни исходили. Делегация российского парламента, находящаяся сейчас в КНДР, еще раз это подтвердила», — сказал Клинцевич.

В унисон с сенатором запел и Казбек Тайсаев, глава делегация Госдумы по линии «группы Дружбы» с парламентом КНДР: «стоит признать, что и Вашингтон, и Сеул неоднократно провоцировали руководство Северной Кореи как своей риторикой, так и проведением военных учений в непосредственной близости от границ КНДР». «Россия не может оставаться в стороне, так как все это происходит вблизи с нашими границами», — добавил Тайсаев. Очевидно, что Россия будет вновь выводить тему с КНДР на первый план, и держаться в стороне не планирует, т.к. фактически заняла место арбитра. Китай подвинули. И со стороны Москвы следует ожидать масштабной медийной кампании, в которой, конечно же, найдется место истории с двигателями «Южмаша» в северокорейских ракетах. Тем более что факт налицо: Пхеньян действительно совершил технический прорыв, и вероятность того, что это случилось без помощи извне, исчезающе мала. Россия явлется наиболее вероятным источником как технологий, так и готовых конструкций, но Москва все еще старается перевести стрелки.

Дилемма

Вашингтон игнорировать угрозу не может. Дональд Трамп во-вторник созвал пресс-конференцию с парторганизатором республиканцев, сенатором Митчем Макконнеллом и спикером Палаты представителей Полом Районом, чтобы потолковать о налогах. Но также с серьезным лицом комментировал действия Пхеньяна. «Этот ракетный запуск не изменит нашего подхода к проблеме КНДР. Мы позаботимся об этом, с этой ситуацией мы справимся», — заявил президент США.

Вопрос в том, как же в Белом доме и Пентагоне будут с этой ситуацией справляться. Пока видятся два варианта ответных действий, причем оба плохи. Первый: аналогичная иранской политика Соединенных Штатов. То есть санкции, умеренное политическое давление, но без эскалации; продажа Южной Корее атомных подводных лодок, укрепление ракетного щита Аляски и Калифорнии. И — прямые переговоры. Проблема, однако, в том, что после столь ярких и жестких демаршей Трампа, подобное отступление в глазах его электората будет выглядеть капитуляцией, а в глазах иностранных игроков — как проявление слабости нынешней администрации США со всеми вытекающими последствиями — раскачиванием союзнических отношений с друзьями и более наглым поведением недругов. В этих условиях нужен решительный позитивный сигнал, и начало войны таковым определенно не является.

Между тем второй вариант — именно силовой.

С военной операцией все сложнотак однозначно. Есть ряд проблем. Во-первых, это Россия и Китай. Обе страны имеют общие границы в КНДР и интересы на полуострове. Поднебесная встала на сторону Запада, подключается к санкциям. А вот РФ уже словами Клинцевича и Тайсаева дала понять, что будет противодействовать любым попыткам наказать Пхеньян. Такая позиция создает сложности для моделирования ситуаций, в том числе проработки технической стороны операции. Как и пробелы в знаниях о внутриполитической и социальной ситуации в самой закрытой стране мира. Дефицит информации мешает и планам покушения на Кима — причем не столько собственно им, сколько прогнозированию дальнейшего развития ситуации. Что произойдет, если Кима не станет — предсказать невозможно.

Те, кто бежит из Северной Кореи, — не самые надежные источники информации. Как в силу малой информированности, так и в силу склонности к экстраполяциям. Беженец в силу ряда причин не может предоставить объективную оценку. Да, недовольных в КНДР может быть очень даже немало. Но какой это процент, сколько людей готовы открыто поддержать реконструкцию государства после устранения Кима, кто запуган и будет отсиживаться в своих коморках, — неизвестно. Следовательно в Вашингтоне многих военных, чиновников, аналитиков ожидают бессонные ночи, чтобы понять, как лучше всего отреагировать на новую провокацию Северной Кореи, ну, и Кремля.

Related posts