ГИБРИДНАЯ ХИТРОСТЬ. КАК «ЛНР» ПЫТАЕТСЯ БЕЗ БОЯ ЗАХВАТИТЬ СТАНИЦУ ЛУГАНСКУЮ

ГИБРИДНАЯ ХИТРОСТЬ. КАК «ЛНР» ПЫТАЕТСЯ БЕЗ БОЯ ЗАХВАТИТЬ СТАНИЦУ ЛУГАНСКУЮ

В конце октября оккупационные власти «ЛНР» в очередной раз сорвали открытие пропускного пункта в Золотом, при этом выдвинув целый ряд условий.

Все они были более или менее «стандартными», однако одно выглядит достаточно необычно и смело. А именно — создание «зоны безопасности» в районе прифронтовой Станицы Луганской путем отвода (!) наших подразделений и передачи населенного пункта под контроль невооруженной миссии ОБСЕ. Напомним, что именно этот небольшой районный центр является единственным «окном в мир» для населения оккупированной части Луганской области, все остальные контрольно-пропускные пункты на линии соприкосновения находятся на территории Донецкой области, пишет ДС.

И это при том, что любой, кто хоть однажды бывал в Станице, знает, что при наличии моста, способного выдержать вес, например, бронетранспортера или БМП, боевикам хватит 30 минут, чтобы войти в населенный пункт, и еще полчаса — чтобы закрепиться там. После чего на любые решения ОБСЕ и прочих «европейцев» боевики будут просто не обращать внимания.

Тут стоит напомнить, что Станица Луганская уже как минимум пару лет находиться в центре внимания самых разных структур — от ОБСЕ до Луганской областной администрации. При этом «ЛНР» активно продвигает только один вопрос — ремонт моста через Северский Донец. Естественно, что подается это под соусом «решения гуманитарных проблем населения отдельного района Луганской области». Так, в отчете миссии ОБСЕ от 1 ноября указано буквально следующее: «Команда СММ по-прежнему отметила плохое состояние деревянной конструкции над разрушенной частью моста в Станице Луганской (15 км к северо-востоку от Луганска). Состояние этой части моста продолжает ухудшаться, а сама конструкция шатается, когда люди проходят по мосту».

И это при том, что власти Луганской области согласны на ремонт моста, но только деревянной конструкции (он бы выдерживал людей, но не выдерживал тяжелую технику) и всячески способствуют комфорту мирных жителей, которые вынуждены пересекать линию соприкосновения. Так, в августе по согласованию с международными организациями и ОБСЕ была освещена часть пути от КПВВ «Станица Луганская» до блокпоста боевиков. При этом масштаб работ впечатляет — для этого была прокинута отдельная линия электропитания, а на каждом столбе установлены светодиодные фонари. Кроме того, были установлены инфракрасные камеры высокого расширения, а также датчики движения, реагирующие на вибрацию. А это все деньги — и немалые.

Ситуация вокруг моста через Северский Донец свидетельствует сразу о нескольких тенденциях. Во-первых, о некоторой усталости европейцев от сложившейся ситуации на Донбассе, фактически конфликт переходит в стадию замороженного. С одной стороны ЕС регулярно продлевает санкции против РФ и демонстрируется участие в решении проблемы. Однако с другой — все чаще и чаще в европейской прессе можно услышать голоса пророссийского лобби, которое как щедро финансируется крупным бизнесом (чтобы не говорили, но санкции — это обоюдоострое оружие), так и непосредственно из Кремля. В этих условиях для миссии ОБСЕ та же Станица Луганская не больше, чем точка на карте и кем она будет контролироваться завтра совершенно все равно.

С другой стороны, такое настойчивое желание командования боевиков получить целый мост через Северский Донец и плацдарм на другом берегу может свидетельствовать о крайне низком уровне подготовки «народной милиции ЛНР». Ведь буквально весной все ленты информационных агентств в России, «ЛНР» и «ДНР» буквально пестрели кадрами с учений боевиков, где они бодро форсируют разнообразные водные преграды. А по факту российские генералы остались крайне недовольны результатами и пришли к выводу, что в нынешнем состоянии вооруженные формирования боевиков просто не могут выполнить такую достаточно сложную тактическую задачу как форсирование Северского Донца под огнем противника и теперь решили действовать политическими методами.

Интересно, что, по всей видимости, наше командование тоже прекрасно понимает, о чем идет речь и поэтому политическая подгруппа на переговорах в Минске последние пару лет наглухо блокирует такие вот «инициативы» боевиков. При этом все происходит в рамках все тех соглашений, согласно которых об отводе войск можно говорить только после устойчивого перемирия и отсутствия обстрелов на этом направлении — чего, увы, не наблюдается.

В любом случае важно отметить, что наши военные рассматривают самые разные варианты — вплоть до самого неприятного для нас. Именно поэтому продолжаются активные фортификационные работы на второй и третьей линии на предполье в районе Станицы.

Related posts