ЭФФЕКТ «ТРЫНДЫЧИХИ». КАК СААКАШВИЛИ ПАЛ ЖЕРТВОЙ ТАЙНОГО УКРАИНСКОГО ОРУЖИЯ

ЭФФЕКТ «ТРЫНДЫЧИХИ». КАК СААКАШВИЛИ ПАЛ ЖЕРТВОЙ ТАЙНОГО УКРАИНСКОГО ОРУЖИЯ

Похоже, грузинский реформатор Михеил Саакашвили пострадал от того же приема «хитрых малороссов», на который россияне жаловались еще 150 лет назад.

Бывший президент Грузии, а ныне украинский оппозиционер без паспорта Михеил Саакашвили на ровном месте вляпался в очередной скандал, настроив против себя добрую часть украинской журналистской братии. Хотя место это не то чтобы слишком ровное. Причина произошедшего — горячий кавказский темперамент Михеила Николозовича, напоровшийся на не менее горячий темперамент украинских женщин. В общем, нашла коса на камень…

Как оказалось, бывший грузинский президент, несмотря на солидный украинский политический опыт, так и не научился отвечать на неудобные вопросы журналистов. Сначала в интервью Кристине Бондаренко, а на следующий день — Татьяне Даниленко на упоминания о коррупционных подозрениях в адрес его соратника Юрия Деревянко Саакашвили ответил неоправданно эмоционально, скатившись на «оскорбления, сексизм и истерику», усиленные бездоказательными обвинениями в продажности, чем и навлек на себя гнев в целом лояльных к оппозиции журналистов.

Упреки в сексизме кажутся особенно странными на фоне того, что Саакашвили всегда брал к себе в команду молодых и перспективных политиков женского пола, и никогда это не сопровождалось никакими сексистскими скандалами. Что же пошло не так с двумя подряд украинскими журналистками?

Разумеется, все тут же начали говорить о специфическом взрывном кавказском темпераменте, который как помогает, так и мешает Саакашвили в его украинской политической жизни. Но нельзя сбрасывать со счетов и темперамент украинских женщин, противостоявший Саакашвили в этих перепалках. И тут нельзя не вспомнить несколько забавных моментов, описанных русскими этнографами в далекие времена позапрошлого века, когда на волне европейского национализма в Российской империи также начали активно изучать и описывать населявшие эту империю народы.

Русские народники XIX в. слов Путина об «одном народе» русских и украинцах слышать еще, конечно, не могли, но и без него имперские предписания о «триедином русском народе» чудесно знали. Тем не менее из их этнографических заметок, кроме формальной декларации триединости, тождественность русского и украинского народов совершенно никак не следует — слишком уж бросались в глаза народникам братские отличия и во внешнем облике, и в одежде, и в языке, и в быту и, конечно же, в национальном характере. Более того, все этнографы того времени фиксируют — русские и украинцы явно себя противопоставляют друг другу, но это уже выходит за пределы нашей темы.

Так вот, в записках русских этнографов подмечено несколько весьма специфических черт украинского национального характера. Во-первых, это очень заметная разница между темпераментом мужчин и женщин. Первые хитры, скрытны и лаконичны, говорят мало и исключительно по делу, а вот вторые болтают без умолку: «Малорусс говорит, обыкновенно, медленно и лаконически. — «Був на ярмарку?» — «Эге» — «Продав волы?» — (Кивок). — «А де ж гроши?» — «Овва!» — «Пропыв?» — (Нет ответа). Разговор окончен. Зато женщины очень говорливы и, вообще, говорят бойко; между ними «цокотуха» и «сорока» — не редкость». При этом отмечается особая энергичность, бойкость и предприимчивость украинских женщин, что россиян, привыкших к женской покорности, немало удивляло.

Но еще больше россиян XIX в. удивляло и нескрываемо раздражало то, что «малоросс» позволял своей «бабе» участвовать в обсуждении важных дел с третьими лицами, а учитывая вышеотмеченную особую говорливость и темпераментность украинок, москаль, решивший решать какие-то деловые вопросы с украинской семьей, оказывался под серьезным вербальным прессингом его прекрасной половины. Такая вот украинская семейная манера вести разговоры для русского мужика, привыкшего общаться с женщинами по схеме: «Молчи, баба, что ты понимаешь», и раздражала его больше всего. В таких ситуациях раздраженный москаль видел в первую очередь «подлую хитрость хохла», который специально «натравливал» на него свою «бабу», чтобы эмоционально того измотать, а после у непривычного к спорам с бойкой женщиной изможденного кацапа выторговать все, что тому нужно.

Как видим, Михеил Николозович попался в ситуацию почти аналогичную — ни перекричать, ни переистерить двух украинских журналисток он так и не смог. Да и обвинения экс-президента Грузии в адрес журналисток очень похожи на жалобы москалей из прошлого, дескать, АП специально подсунула ему барышень с темниками, чтобы вывести из себя.

В итоге Саакашвили явно проиграл. И если из своей знаменитой перепалки с Арсеном Аваковым Саакашвили смог выйти в роли невинно пострадавшего от невыдержанного коллеги, ведь это Михеила Николозовича дразнили «бе-бе-бе» и в него бросались стаканом, то тут вышло ровно наоборот. Формально в этом конфликте Саакашвили выступил агрессором, а журналистки — жертвами, но только формально. В реальности же последнее слово осталось за журналистками, и на невыдержанность грузина-апатрида Даниленко и Бондаренко ответили мощным информационным хуком. Так что именно Саакашвили должен теперь чувствовать себя жертвой.

Related posts