ОБЪЕДИНИТЬ И УБИТЬ. МОЖЕТ ЛИ ГОНКОНГ СТАТЬ ЧАСТЬЮ КИТАЯ

ОБЪЕДИНИТЬ И УБИТЬ. МОЖЕТ ЛИ ГОНКОНГ СТАТЬ ЧАСТЬЮ КИТАЯ

Гонконг не хочет быть Китаем ни при каких условиях, но об этом не говорят вслух.

Протесты в Гонконге пошли на очередной спад: полиция перешла в наступление, загоняя протестующих в котлы. Одним из них стал кампус Политехнического университета. Одновременно, анализируя данные с видеокамер, полиция провела уже тысячи арестов, ставших еще одним фактором психологического давления на тех, кто пока остается на свободе.

Безнадежность противостояния

Положение осажденных также очень скверное. Натолкнувшись на вооруженное сопротивление, когда в ход пошли луки со стрелами и самодельные катапульты, полицейские отказалась от штурма и перешли к осаде, понимая, что в кампусе, отрезанном от внешнего мира, долго не продержаться. Попытки осажденных прорваться из окружения, избежав ареста, успеха, как правило, не имеют, а лучникам, арбалетчикам и прочим обладателям потенциально летального оружия уже пригрозили стрельбой боевыми патронами на поражение в ответ и пожизненным сроком в случае поимки.

Принимаются и меры по недопущению новых очагов протеста. Уже шестой день закрыты школы и перекрыт тоннель, связывающий район Коулун с островом Гонконг.

Полиция предложила демонстрантам, запертым в кампусе Политехнического  университета, сдаться, сложив оружие и сняв противогазы, а ректор Цзинь Тен-Гуан пообещал лично сопроводить сдавшихся в полицию, обеспечив «справедливое рассмотрение» их дел. Но и справедливость в данном случае тоже тянет на приличный тюремный срок.«Утром во вторник настроение в студгородке было мрачным. Ощущение поражения распространилось среди оставшихся. Десятки протестующих сдались полиции, некоторые в слезах, а другие поклялись сражаться, не имея представления, как это теперь делать», — пишет CNN.

Победа властей? Нет. Глобальный финансовый центр не сможет долго жить на осадном положении, а ослабление полицейского давления  приведет к новой волне выступлений. Так уже было.

Что такое Гонконг и чем он отличается от Сянгана

Гонконг — бывшая британская колония и один из финансовых центров мира. Он расположен на Коулунском полуострове и 260 островах, включая собственно Гонконг, и граничит на севере с особой экономической зоной Шэньчжэнь провинции Гуандун.

В 1984 г. Лондон, исполняя Декларацию ООН о деколонизации от 1960 г., обязался передать Гонконг Пекину. Референдум по вопросу о независимости Гонконга не проводился, поскольку декларация ООН оперировала только понятиями «колоний» и «колониальных народов», а этнически Гонконг является частью Китая.

В 1997-м  Китай получил суверенитет над Гонконгом на условиях 50-летнего переходного периода по формуле «одна страна — две системы». Таким образом, в 2047 г. Гонконг должен стать частью унитарного Китая — административным районом Сянган без каких-либо привилегий, поскольку однородность всей страны — приоритет внутренней политики Пекина. Пока же он — специальный район, со своей валютой и внутренними законами, который подчиняется Пекину только в вопросах внешней политики и обороны. Но Пекин, действуя через зависимую от него администрацию, шаг за шагом сворачивает гонконгские вольности, а это вызывает протесты у гонконгцев.

Поводом для нынешних протестов стала попытка принять поправку к закону, которая позволила бы экстрадировать подозреваемых из Гонконга в материковый Китай.

Что требуют протестующие

Сначала они требовали отмены поправки. Массовые протесты начались в июне, власти поначалу попытались смухлевать, прикрывшись юридической казуистикой, но это у них не вышло, и 23 октября поправка, ставшая детонатором конфликта, была отозвана окончательно. После этого протестующие выдвинули новые требования.

— Об отказе квалифицировать уличные протесты как «восстание», что подставляет их участников под тяжелые статьи УК;

— Об освобождении всех политзаключенных и арестованных как в ходе нынешних протестов, так и тех, кто попал под репрессии в отношении участников Революции зонтиков в сентябре-декабре 2014 г., когда протестующие выступили против контроля Пекина над выборами в местные органы власти;

— О выполнении требований Революции зонтиков;

— Об отставке главы администрации Гонконга Кэрри Лам;

— О проведении независимого, с привлечением международных экспертов, расследования действий полиции в ходе разгона протестов 2019 г.

Вот только согласие на эти требования стало бы фактическим отказом от курса на унификацию Гонконга по китайским стандартам.

Благонамеренные речи

Местная администрация, пригрозив карами, призвала протестующих к диалогу, заявив, что пока намерена сама, без помощи Пекина, справиться с ситуацией, но если протесты продолжатся, может решить, что ей нужна внешняя помощь. При этом было твердо заявлено, что уступок  протестующим больше не будет. Это понятно — властям Гонконга и стоящему за ними Пекину уже некуда отступать.

По предложению Кэрри Лам Пекин утвердил нового начальника гонконгской полиции, Дэн Бинцяна, который одобрил все действия полицейских при его предшественнике, Лу Вэйцуне, но призвал гонконгцев к примирению и сотрудничеству. «Мы можем положить конец беспорядкам, только осудив их всем обществом, — сказал Дэн Бинцян перед приведением к присяге, обрушившись на «радикалов в масках, сеющих хаос». —  Каковы бы ни были ваши убеждения, не поддерживайте и не миритесь с насилием. Не позволяйте толпе еще больше мотивировать себя и занимать еще более радикальную позицию».

Кстати, о масках. Гонконгский суд отменил запрет на участие в митингах в масках, закрывающих лицо, вынесенный на основании старого британского закона, как не соответствующий китайскому законодательству. Этим, по сути, был создан прецедент о приоритете законодательства Китая над гонконгским. Кроме того, это еще один примирительный шаг по отношению к протестующим.

Официальные комментарии Пекина сводятся к тому, что выступления в Гонконге — это попытка меньшинства навязать свое мнение путем насилия, и что ответ может быть жестким. «Эскалация насилия в Гонконге толкает этот специальный админрайон КНР к чрезвычайно опасной ситуации», — заявил на пресс-конференции в Лондоне китайский посол в Британии Лю Сяомин, которого цитирует BBC News, подчеркнув, что «незаконные протесты» «не имеют ничего общего с так называемой демократией или свободой».

Китай выжидает

Солдаты НОАК приняли участие в уборке баррикад и мусора, который скопился на улицах в ходе акций протеста. Ранее китайские войска появлялись на улицах Гонконга только однажды, чтобы помочь справиться с последствиями тайфуна. Эта акция явно имела двойной смысл, став прозрачным намеком.

В прошлый четверг, на полях саммита БРИКС в Бразилии, председатель КНР Си Цзиньпин заявил о твердой поддержке  Кэрри Лам, полиции и судебных органов Гонконга. С одной стороны, этим он дал понять, что Пекин не сдает своих сторонников в Гонконге, с другой — представил Лам и ее команду сторонниками Пекина, привязывая их к себе и усиливая поляризацию сторон, выступающих за «вольный Гонконг» и «китайский Сянган».

В целом же Пекин пока спокойно ждет выгорания протестов, роста усталости от беспорядков и упадка экономики, что должно привести к изоляции ядра протестующих. Протесты уже повлияли на благополучие главного азиатского финансового хаба — на днях было объявлено, что его экономика, впервые несколько десятилетий, вступила в техническую рецессию, которая продлится весь 2020 г. Несомненно, будет предпринята и попытка перевести диалог в «практическую плоскость»: в 7-миллионной автономии хватает проблем с перенаселенностью, бедностью и высокой стоимостью жилья, и у Китая есть много возможностей продемонстрировать гонконгцам, что дружить с ним выгоднее, чем враждовать.

Что будет потом

Китаю Гонконг нужен как мостик между ним и Западом, как витрина свободы, скроенной по западному образцу. По этому мостику сегодня проходит почти 60% китайских внешних прямых инвестиций и более 70% привлеченного капитала.

Но сможет ли оставаться таким мостиком уже полностью китайский Сянган? Возможно, что и сможет, если только Запад, в погоне за выгодой, закроет глаза на новые протесты, которые будут становиться все более жестокими, поскольку компромисс невозможен (ведь нельзя быть городом с западным уровнем свобод и частью Китая одновременно), и на то, что наступит в бывшем Гонконге после 2047 г.

Нынешний вольный Гонконг живым Китаю не сдастся, да и Пекин не сможет терпеть его в составе КНР. Отпустить его, зафиксировав тем или иным способом текущую ситуацию, Пекин тоже не сможет — по многим экономическим и политическим соображениям. Это значит, что Китаю Гонконг придется убить. Окончательно его добьют уже после 2047-го, как добивают сегодня в лагерях уйгуров и сторонников фалуньгун. Иного варианта не видно — дракон не может позволить себе больше одной головы, а все чужеродное должно быть им переварено. Многоголовые драконы встречаются только в сказках и не способны выжить в реальной жизни.