КАЛАБРИЙСКАЯ МАФИЯ И УБИЙСТВО. ПОЧЕМУ ЗУЗАНА ЧАПУТОВА ПОБЕДИЛА НА ВЫБОРАХ В СЛОВАКИИ

КАЛАБРИЙСКАЯ МАФИЯ И УБИЙСТВО. ПОЧЕМУ ЗУЗАНА ЧАПУТОВА ПОБЕДИЛА НА ВЫБОРАХ В СЛОВАКИИ

Кому выгодно появление в президентском кресле человека без аппаратного прошлого и связей в верхах.

45-летняя разведенная правозащитница — истинная «спортсменка, комсомолка и просто красавица» постсовесткой эпохи — Зузана Чапутова победила во втором туре президентских выборов в Словакии.

Зузана Чапутова и борьба добра со злом

Выступавшая как кандидат от внепарламентской партии «Прогрессивная Словакия», Чапутова не занимала важных постов, не была депутатом парламента, а занималась защитой окружающей среды, прав женщин и сексуальных меньшинств. Ее электоральным оружием стала борьба с коррупцией и поддержка действующего президента Андрея Киски, который принял решение не баллотироваться из-за скандала вокруг убийства журналиста Яна Куцяка, удачно перебившего обвинения Киски в налоговых махинациях. И хотя дальше подозрений дело не пошло, но осадок остался. Добровольный же уход в связи с гибелью Куцяка — мол, не уберегли мы нашего правдоруба — стал актом благородства, очистившим Киску от подозрений.

Соперником Чапутовой был Марош Шефчович — карьерный функционер и дипломат, выходец из Компартии Чехословакии, выпускник МГИМО, с 2010 г. — зампредседателя Еврокомиссии по междуинституциональным отношениям, формально независимый, но связанный с правящей партией «Курс — социальная демократия» (Smer). В первом туре Чапутова набрала 41%, Шефчович — 19%. Во втором счет был 58 против 42%.

Шефчович вежливо поздравил Чапутову с победой, она же назвала прошедшие выборы борьбой добра со злом. Но явка в 41,2% свела пафос на нет. Большинство словаков в эпической битве явно выбрали нейтралитет. Очевидно, по той причине, что фигура президента мало влияет на их повседневную жизнь.

В Словакии глава государства, его верховный представитель и главнокомандующий, избирается на пять лет не более двух сроков подряд. Он утверждает премьер-министра, судей КС и членов судебного совета. Имеет право вето законопроектов, которое преодолимо двумя третями голосов парламента из 150 депутатов. Утверждает министров по рекомендации премьера. По рекомендации министра юстиции обладает правами помилования, амнистии и УДО. Таким образом, полномочия президента весьма ограничены.

Что предшествовало избранию Чапутовой

Журналист словацкого издания Aktuality.sk 27-летний Ян Куцяк и его невеста Мартина Кушнирова были найдены застреленными 25 февраля 2018 г. в его доме под Братиславой. Убийство связали с расследованием связей людей из окружения премьер-министра Словакии и лидера Smer Роберта Фицо с итальянской мафией, которым Куцяк занимался в течение года, и в дальнейшем выстраивали факты под эту версию. Была опубликована неоконченная статья Куцяка о словацком бизнесе граждан Италии, связанных с калабрийской мафией «Ндрангета».

По версии Куцяка, итальянцы были знакомы с Фицо и другими должностными лицами, а полиция игнорировала сообщения итальянских коллег о деятельности мафиози. В общем, получилась отличная медийная бомба с далеко идущими политическими последствиями.

Но следствие закончилось арестом лишь непосредственного исполнителя и работавшей с ним заказчицы-посредницы. В СМИ прозвучало множество обвинений, в том числе и в адрес Фицо, главы МВД Роберта Калиняка и державшего незаконную свалку бизнесмена Мариана Коцнера, с которым воевали экологи, но не всплыло ничего, пригодного для суда. Исполнитель, его помощник, посредник между ним и номинальной заказчицей и сама заказчица арестованы. Суда над ними еще не было, но есть основания полагать, что новых фигурантов в деле уже не всплывет. Само же дело настолько заболтано и превращено в политический символ, что об объективном расследовании нет и речи.

В Словакии прошли митинги протеста с требованием отставки Фицо. Ряд должностных лиц, включая Калиняка и почему-то министра культуры Мадарича, который «не мог смириться» с тем, что в Словакии убит журналист, добровольно ушли в отставку. Партия Most-Hid, входившая в правящую коалицию, заявила о необходимости досрочных выборов. Ее поддержал Киска, но тут же предложил компромисс: вместо досрочных выборов — смену правительства. После короткой борьбы Фицо согласился уйти в отставку, и новым премьером стал бывший вице-премьер и тоже член Smer Петер Пеллегрини.

Все это походило на многоходовую пиар-акцию с целью списания поднакопившихся грехов. Тогда же была раскручена и Чапутова, которую затем провели на место Киски.

Киска и Фицо

Андрей Киска, 1963 г. рождения, по образованию инженер-электрик. В 1990 г. эмигрировал в США, в 1992-м вернулся и занялся предпринимательской деятельностью. Основал благотворительный фонд, предоставляющий помощь семьям с больными детьми в Словакии и Чехии. Автор книги «Возьмите жизнь в свои руки» — стандартной истории о жизненном успехе, достигнутом усердным трудом. В 2014-м как независимый кандидат победил Фицо на президентских выборах, набрав 59,4 % голосов. Отказался от президентской зарплаты — 600 тыс. евро в год — и заявил, что вложил в предвыборную кампанию собственные средства, причем расходы превысили заработок президента за пять лет. В дальнейшем восторг граждан немного поблек из-за налогового скандала, но дальше слухов и пересудов дело не пошло.

Андрей Киска

Андрей Киска

Роберт Фицо, 1964 г. рождения, юрист, выходец из Компартии Чехословакии. В 1999-м основал Smer, расколов и поглотив «Партию демократических левых» (SDL). В апреле 2012 г. Smer достигла пика успеха, получив 83 места в парламенте и сформировав первое в истории Словакии однопартийное правительство. Но завышенные ожидания избирателей оказались токсичны, и на следующих выборах Smer получила только 49 мест. Правительство стало коалиционным, и хотя Фицо удержал за собой пост премьера, в новых условиях его фигура стала неудобной: сыграли роль его излишнее, хотя и прагматичное сближение с Россией, и прошлые трения с нацменьшинствами. А в новую коалицию вошла партия венгров, та самая Most-Hid. Смена декораций понадобилась и Словакии в целом: пора было показать непримиримую борьбу с коррупцией, но так, чтобы ни один системный коррупционер не пострадал, и смену курса в направлении «от России» ввиду возросшей токсичности московского руководства. Назрел и вопрос об отделении бизнеса от политики, поскольку президент-бизнесмен то и дело оказывался в неловких ситуациях.

Роберт Фицо

Роберт Фицо

Все это породило целый узел проблем, который можно было либо долго и затратно распутывать, либо прагматично, с минимальными затратами разрубить, что и было проделано при помощи пиар-акции вокруг убийства Куцяка.

В итоге под суд пойдут четверо технических исполнителей, а остальные обвинения — только слухи. Из них не сшить судебного дела, и они вскоре забудутся, а всякого, кто вздумает их ворошить, можно будет привлечь за клевету. Внимание обывателя было отвлечено малозначимыми для Словакии, но красочными деталями: калабрийская «Ндрангета» и 80% европейского кокаинового трафика прикрыли местную возню вокруг незаконной свалки.

Провинциальной словацкой публике (а Словакия — это провинция) во всех смыслах подарили долгоиграющее развлечение с дуэтом Киска-Фицо, изображавшими борьбу добра со злом, а нежелательные подробности убрали за сцену. В финале же, как и положено, возникла Словацкая Дева Чапутова, поразившая змея Шефчовича, который галантно раскланялся и даже послал ей букет.

Неумеренные восторги и скучные реалии

Как и положено, деву-победительницу и женщину-президента окрестили новой надеждой страны. Восторги коснулись ее позитивного отношения к однополым бракам и усыновлению детей однополыми парами — все это подавалось как небывалый прогресс. Впрочем, в отличие от соседней Чехии Словакия — страна консервативная и весьма религиозная, так что если это и преувеличение — то небольшое.

Упоминали и о том, что Чапутову продвинул Киска, который поддерживал Украину и настаивал на жестком отношении к России, а сама Чапутова заявляла, что считает политику Москвы «угрозой не только для Словакии, но и для всей Европы». В то же время Шефчович, хотя и не говоривший прямо о необходимости отменить санкции, как это делали Фицо и Пеллегрини, заявлял, что «Россия — это возможности, которые нельзя игнорировать», настаивал на необходимости улучшения отношений между РФ и ЕС и вообще с уважением отзывался о русских.

Однако словацкие избиратели любят Чапутову и не любят Шефчовича не только и не столько за это. Шефчович олицетворял одновременно и правящую Smer, и органы ЕC, к которым у словаков накопились претензии. Так что полагать, будто 42% голосовавших за Шефчовича выступают «за единство с Россией», а 58% поддержавших Чапутову, за возврат Крыма и однополые браки, несколько опрометчиво — все обстоит сложнее.

При куцых полномочиях словацкого президента и отсутствии связей и опыта в политике Чапутова будет игрушкой в чужих руках. Киска, с его связями и финансовой состоятельностью, ощутимой в пределах крохотной Словакии, еще мог вести собственную игру. У Чапутовой и ее карликовой внепарламентской партии не будет и тени такой возможности (спойлер: все параллели и ассоциации с украинскими выборами являются неслучайными и ненамеренными).

Тем не менее всю положенную порцию восторгов Чапутова получила.«Теперь, похоже, Словакия станет как бы полузрячей среди слепых соседей», — заявил в интервью Guardian ведущий словацкого радио Михал Катушка. «Победа Чапутовой покажет другое лицо Центральной и Восточной Европы, покажет альтернативу нелиберальным силам и централизации политики, происходящей в Венгрии и Польше», — сказал аналитик Немецкого Совета по внешней политике Милан Нич, упомянув также о возможном «старте больших политических и поколенческих перемен в Словакии после долгого правления популистской партии Smer».

Но, хотя таких цитат можно набрать множество, правительство Пеллегрини сформировано ровно той же коалицией, что и правительство Фицо, а сам Пеллегрини — член той же Smer. Он, правда, уже заверил, что Словакия была и остается надежным членом НАТО и ЕС — но мог ли он сказать что-то иное? Зато теперь, выставив перед собой блестящего, как памятная монета в честь нового курса, президента, старая коалиция и в первую очередь Smer могут спокойно готовиться к парламентским выборам 2020 г.

Год — достаточный срок, чтобы, к примеру, легализовать в Словакии однополые браки, а жаркая дискуссия вокруг этого события окончательно похоронит старые коррупционные скандалы. На самый же крайний случай можно будет устроить погоню за каким-нибудь калабрийским мафиози с пакетом кокаина. Все это позволит прожженным выходцам из старой номенклатуры подойти к новым выборам в чистых европейских одеждах, прячась за изящной фигурой Чапутовой, как за танком.