БОЕПРИПАСНАЯ ПРОБЛЕМА. ПОЧЕМУ ВСУ ДО СИХ ПОР ЗАВИСИМЫ ОТ ПОСТАВОК СНАРЯДОВ ИЗ-ЗА ГРАНИЦЫ

БОЕПРИПАСНАЯ ПРОБЛЕМА. ПОЧЕМУ ВСУ ДО СИХ ПОР ЗАВИСИМЫ ОТ ПОСТАВОК СНАРЯДОВ ИЗ-ЗА ГРАНИЦЫ

К большому сожалению, стоит признать, что «боеприпасная проблема» для ВСУ стоит гораздо острее, чем говорят об этом военные.

Об этом свидетельствует хотя бы последние по времени сообщения о закупках боеприпасов за рубежом.

Так, буквально на днях появились сообщения о том, что в октябре ГП ГХВП «Спецтехноэкспорт» импортировало через польскую фирму Armtech 5000 штук 152-мм осколочно-фугасных выстрелов болгарского производства. Казалось бы, рядовое событие, однако весьма примечательно, что купили снаряды полным переменным и уменьшенным переменным зарядом для буксируемой гаубицы Д-20 и самоходной артиллерийской установки 2С3 «Акация».

То есть это самые распространенные снаряды для самых распространенных в ВСУ артиллерийских орудий. Так, только самоходок на вооружении ныне около 150 штук. В то же время Д-20 вообще основное артиллерийское орудие для мотопехотных бригад.

Насколько хватит зарубежных закупок в ходе ведения активных боевых действий? Для этого достаточно посмотреть на наш собственный опыт образца зимы 2015 г. Так, в день только одна батарея 152-мм орудий выпускала 300-400 снарядов.

Ладно возьмем за основу, что это данные только за один месяц и в остальные покупается не меньше. Но это колоссальные деньги. Уже упоминавшаяся партия снарядов была куплена за 4 млн 670 тыс. евро, то есть цену каждого снаряда каждый может посчитать сам.

И еще один момент. Когда пару лет назад Министерство обороны вкладывало бюджетные деньги в производство отечественных 152-мм снарядов от корпорации ТАСКО, пригодных однако только для гаубицы 2А65 «Мста-Б», говорилось о том, что для 2С3 — Д-20 таких проблем нет и на складах снарядов такой системы более чем достаточно. Теперь оказалось, что это, мягко говоря, неправда и нам приходится закупать и их.

И по другому отечественному боеприпасному проекту оказалось все не так просто и зависимость от иностранных комплектующих оказалась как минимум больше, чем говорилось. Так, в марте 2019 г. на одной из пресс-конференций генеральный конструктор — генеральный директор ГосККБ «Луч» Олег Коростелев говорил: «Нет у нас ни в «Стугна», ни в «Корсар», ни сейчас в «Нептуне» или «Ольхе» никаких иностранных составных частей, кроме электроники общего применения, которую можно купить в Германии, Америке, на Тайване или еще где-либо. Мы всегда ставили вопрос так: узлы, которые являются уникальными военными системами (в составе вооружения)… должны быть отечественными».

Однако, как оказалось, судя по последним опубликованным данным, производство корпусов для управляемого реактивного снаряда «Вільха» для РСЗО «Смерч» достаточно сильно зависит от турецких комплектующих. Так, только в течение 2017 г. все та же ГК «Укрспецэкспорт» импортировала у турецкой компании
Repkon Machine and Tool Industry and Trade Inc. не менее 36 комплектов деталей из высокопрочной легированной стали 32Х2НВМБР для сборки корпусов ракеты. Были поставки и в дальнейшем, которыми, судя по всему, закрывали потребности для заводских и государственных испытаний.

Конечно, можно предположить, что впоследствии удалось развернуть серийное производство на местных мощностях, однако вряд ли это позволило обеспечить выполнение заказа в 100 ракет «Вільха», о котором отчитались не так давно. Если это реально новые ракеты, а не модернизированные советские, то с большой долей вероятности без турецких корпусов не обошлось.

А такая зависимость в определенный момент может оказаться для нас критической. Ведь, как показали последние события, для Эрдогана нет постоянных врагов и союзников. И он может прекрасно покупать у РФ ЗРК С-400 и тут же отдавать их США для отработки систем противодействия. А уж пожертвовать сотрудничеством с Украиной ради, например, скидки на газ от Кремля вообще ничего ему не будет стоить.

А уж о том, что за шесть лет войны не удалось развернуть даже производство таких относительно не технологичных боеприпасов, как 60-мм минометные мины, вообще стыдно говорить. Ведь еще в 2016 г. в Польше были куплены для Сил Специальных Операций как минимум 50 минометов натовского калибра.

При всех очевидных минусах (слабенькая мина, малая дальность до 800 м) легкий миномет маневренный и обеспечивает поражение целей в режиме «тут и уже», без вызова огня поддерживающих артиллеристов.

Ну и, в отличии от АГСа со всеми его плюсами, миномет дешевле и лучше работает по мортирным траекториям (достать цель в окопе, за обратным скатом, в воронке и т. п.)., превосходит по могуществу боеприпаса.

Тогда же планировалось наладить и собственное производство мин для них. Тем более что предложения на рынке были. Те же мины от ТАСКО даже испытывали на полигоне в ноябре 2017 г. в присутствии тогдашнего секретаря СНБО Александр Турчинов.

Однако, судя по всему, мины по-прежнему продолжаем закупать за рубежом. Об этом свидетельствует широко нашумевший скандал в Сербии. Оказалось, что в свое время наше Министерство обороны купило через одну из польских компаний партию из 15000 штук 60-мм мин сербского производства. И теперь этот факт россияне пытаются использовать против нынешнего президента Сербии Вучича. И это еще россияне не знают, сколько сербских боеприпасов было куплено для нужд ВСУ через ОАЭ.

В целом же, несмотря на то, что тому же «Укрспецэкспорту» удалось наладить каналы поставки зарубежных боеприпасов. Однако это обходится достаточно дорого и совсем не стимулирует развитие отечественной боеприпасной отрасли, что в условиях войны просто неприемлемо.